aglomerat (aglomerat) wrote in russkaya_usadba,
aglomerat
aglomerat
russkaya_usadba

Музей-усадьба В.Э. Борисова-Мусатова в Саратове


Известный художник В.Э. Борисов-Мусатов жил в Саратове, на улице Вольской, дом 33. Сейчас в этом доме музей его имени.



История семьи Мусатовых.

Виктор Борисов-Мусатов родился в Саратове 2 (14) апреля 1870 года в семье Эльпидифора Борисовича и Евдокии Гавриловны Мусатовых. Тогда родители известного художника жили в особняке генерала А. Шахматова на Аничковской улице (сейчас ул. Рабочая), они служили камердинером и горничной. Через шесть лет Эльпидифор Борисович оставил место в генеральском доме и устроился служащим в Управление Рязано-Уральской железной дороги.


Музей расположен во флигеле. Слева на фото главный дом.

В том же, 1876 году в семье появляется второй ребенок – сестра Агриппина. И Мусатовы переезжают в собственный дом на улицу Вольскую, 33, имевшую в те времена еще один адрес Плац-парад, 13. А в 1883 году у Виктора появляется ещё одна младшая сестра - Елена.
Домик, в котором поселились Мусатовы, был одноэтажным и деревянным. За ним начинался сад, где росли сирень и вишни. Окна детской комнаты и столовой выходили в сад, две другие были обращены на восток, в сторону старой площади.


Современное состояние главного дома

Улица Вольская заканчивалась у Волги, и по воспоминаниям Александра Федорова, товарища детских лет Мусатова, мальчишки часто на лодках переправлялись на волжские острова, где было настоящее для них раздолье. Один из островов называли Зелёным, и в своем дневнике Мусатов писал: «Он был для меня чуть ли не «таинственный остров», я знал только один его ближайший берег. Он был пустынен, и я любил его за это. Там никто не мешал мне делать первые робкие опыты с палитрой…».

Учась в школе-студии при Саратовском обществе любителей изящных искусств, Виктор постоянно делал карандашные наброски, зарисовки, тщательно подписывая свои работы. Дом и сад давали для этого богатую пищу: деревянные дворовые постройки, домашняя живность, уголки интерьеров, домочадцы, ничто не оставалось без внимания.


«Автопортрет с сестрой». Холст, масло, темпера. 1898 год. Государственный Русский Музей.

В 1891 году Мусатов уехал учиться в Московское училище живописи ваяния и зодчества. После его отъезда, дом претерпел изменения, и усадьба приобрела облик, который во многом сохранился и до наших дней. Маленький дом был надстроен вторым этажом, и обложен красным кирпичом. Он приобрел вид типичный для городского дома, принадлежавшего мещанскому сословию. А в глубине сада был построен уютный деревянный флигель. Туда после смерти отца переселились Мусатовы. Дом же стали сдавать жильцам, чтобы хоть как-то свести концы с концами.


Флигель, в котором сейчас расположен музей В.Э. Борисова-Мусатова

Борисов-Мусатов также искал себя в искусстве фотографии. У него была способность фиксировать идеи, зыбкие впечатления, ассоциации с четкостью и быстротой, неподвластной традиционным средствам графики. Художник желал иметь возможность не просто воскресить в памяти творческую идею, возникшую когда-то, но воссоздать ее во всех подробностях, не упуская ни единой детали. Он приобрел камеру "Кодак", которая и по сей день хранится в доме-музее. Первые фотографические опыты начались еще в парижский период, в это время художник вёл фотодневник, закрепляя знания. Работы с фотографией продолжились уже в родном городе, где Борисов-Мусатов начал снимать портретные этюды. Моделями часто избирались близкие художника: сестра Елена, знакомые девушки, их подруги. Часть этих фотоэтюдов послужила основой для живописных и графических произведений.


Е.В. Александрова, Е.Э. Мусатова, С. Стеблова, Т.С. Шемшурина на фоне усадьбы Введенское. Фотография 1904 года.


«Прогулка на закате». Холст, темпера. 1903 год. Государственный Русский Музей.

Посвятив себя творчеству, Виктор добавил к своей фамилии имя своего дедушки. Борис Александрович Мусатов был незаурядной личностью. И его имя художник присоединил в качестве первой фамилии к своей родовой, отсюда двойная фамилия мастера — Борисов-Мусатов.
Виктор Эльпидифорович жил и работал во флигеле, приезжая на лето из Москвы и Парижа. Здесь он поселился в 1898 году, вернувшись из Франции, и прожил до осени 1903 года, вплоть до своего окончательного отъезда из Саратова.

Одна из комнат небольшого флигеля.

Сюда приходили немногие, но дорогие для художника друзья: музыкант М.Е. Букиник, старинные приятели Захаровы и Корнеевы, семейство Добошинских, чета Станюковичей, молодые Павел Кузнецов, Пётр Уткин, Кузьма Петров-Водкин, готовившиеся вслед за Мусатовым посвятить себя искусству.

Фонтан (сейчас не рабочий)

Уютный сад, поддерживаемый руками сестёр, повлияли на творчество художника. К этому добавилась обворожительная Зубриловк - старинная усадьба Голицыных-Прозоровских в Балашовском уезде Саратовской губернии, столь любимая Мусатовыми.


Личные вещи Мусатовых

В декабре 1903 года В.Э. Борисов-Мусатов окончательно уехал в Подольск. Дом, сад и флигель перешли к новому хозяину некоему господину Генриху Генриховичу Боксбергеру. В 1912 году друг Виктора Борисова-Мусатова, художник Павел Кузнецов, с разрешения нового владельца, сделал уникальные фотографии Мусатовского сада и флигеля.


Фото художника Павла Кузнецова, 1912 год

По заказу Боксбергера был сделан документ, сейчас хранящийся в научном архиве Радищевского музея - это великолепно выполненный при помощи пера, акварели, чернил и чертежных инструментов план домовладения по ул. Вольская, 33 от 19 апреля 1914 года. На плане указан и дом, и флигель, и хозяйственные дворовые постройки, дошедшие до наших дней, а также видно, каким же был частично утраченный сейчас сад. На плане заметно, что со временем утраты понес и двухэтажный дом. Когда-то с южной его стороны была деревянная веранда, выходящая во двор.


Главный дом усадьбы. Недавно здесь были коммунальные квартиры

История создания музея В.Э. Борисова-Мусатова.

В смутные времена Боксбергер покинул дом, здесь появились новые хозяева, которые не следили за сохранностью дома и памятью о прошлых владельцах. В 1919 году саратовская пресса сообщала о намерении секции изобразительного искусства организовать музей нового искусства имени В.Э. Борисова-Мусатова. В 1922 году в «Известиях саратовского совета» публикуется заметка «Памятный домик В.Э. Борисова-Мусатова», в которой идёт речь о создании во флигеле мемориального музея. Инициатором этого была средняя сестра живописца Агриппина Эльпидифоровна Немирова, в девичестве Мусатова. И этому способствовало внесение флигеля и двухэтажного дома в список памятников истории и культуры Саратовской губернии. Это произошло в середине 1920-х годов. Краеведы и сотрудники музея имени А.Н. Радищева, а также инспекторы по охране памятников А.В. и В.В. Леонтьевы собрали в период с 1920-х по 1950-е года фотографии Мусатовского флигеля.


Внутри музея-усадьбы. Здесь когда-то была мастерская художника.

Но музею не суждено было открыться в 20 веке. В 1930-е годы имя живописца было официально предано забвению, его творчество приравняли к "буржуазному и декадентскому", а во флигеле и главном доме расположились коммунальные квартиры. Рядом была построена крупная промышленная фабрика по производству мебели, в результате был уничтожен квартал старой застройки и красивый Мусатовский сад.


На крыльце удобные лавочки, на которых часто сидят современные художники

Только в 1970-х годах к имени художника возвращается интерес. В 1973 году в Москве и в Саратове прошли крупные выставки его работ. Чуть позже, во флигеле, обосновались со своими мастерскими художники, чтобы флигель «охраняемый государством», действительно был под постоянным присмотром.
Но речи о музее ещё не шло. Только в 1984 году флигель был передан на баланс музея имени А.Н. Радищева, и зашла речь о его реставрации.


Беседка возле флигеля

Восстановление дома то начиналось, то прерывалось, и окончательно музей был открыт только в 2000 году, в год 130-летия рождения В.Э. Борисова-Мусатова. Но сейчас сотрудники музея и все поклонники творчества художника ждут момента, когда и главный дом Мусатовых также станет частью музея. Недавно из дома отселили всех жильцов из коммунальных квартир.


В музее много фотографий

Художник Павел Кузнецов, тоже житель Саратова, называл дом «прекрасным и удобным для вдохновения». В самой большой и светлой комнате флигеля находилась мастерская, где Борисовым-Мусатовым были созданы такие творения, как «Майские цветы», «Гармония», «Гобелен», «Водоем», «Изумрудное ожерелье» и другие. Из окна мастерской открывался чудесный вид на сад, в котором росли вишни, сирень лучших сортов, тополя, маки, кадка с экзотической агавой. Множество пейзажных этюдов написано Мусатовым именно в этом садике.


Отсюда сотрудники музея видят приходящих в гости туристов

Использованы материалы с сайтов:

www.apograf.ru
www.radmuseumart.ru
www.oldsaratov.ru
www.holotricha.rssing.com


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments