anarivel (anarivel) wrote in russkaya_usadba,
anarivel
anarivel
russkaya_usadba

Categories:

Ситники - продолжение темы...

"Ситники №1, имение Е.П. Виноградовой, Ситники №2, имение Н.П. Виноградовой" - да, это именно так. И не было никогда помещицы Ситниковой. Надежда Петровна Виноградова (она на снимке в центре, в светлой блузке и темной юбке) вышла замуж за архитектора Дмитрия Дмитриевича Подлужина. И у них было много друзей, которые летом часто приезжали к ним в гости.



И среди этих друзей была Екатерина Тимофеевна Колесова, жена художника Алексея Колесова. С ее сыновьями Дмитрий Подлужин учился в Училище живописи, ваяния и зодчества. Она вела что-то вроде дневника, отдельные записи которого чудом сохранились..."Июня 27-го. Сегодня, после завтрака, Н.П. (Надежда Петровна Подлужина (Виноградова), хозяйка), Е.М., Женя (дочь автора) и я были у Е.П.(Е.П. Виноградова); она звала нас пить шоколад в саду; потом отправились на прогулку в село Подсосенье (версты за две), смотреть мельницу. Д.Д. (Дмитрий Дмитриевич Подлужин, хозяин )и я ехали в шарабане, а Женя и Евд. М. шли пешком; Н.П., оставалась дома с Ридочкой. Дорога, почти до самой мельницы, шла лесом; в конце его открылся широкий заливной луг, весь покрытый будто пестрым ковром полевыми цветами. Здесь мы вышли из шарабана, оставили лошадь в тени, под деревьями, и пошли через луг к мельнице по косой полосе влево. Когда мы были уже посреди луга, то я увидела удивительно красивую местность: прямо перед нами протекала довольно широкая речка, за нею во всю длину противоположного берега поднималась высокая крутая гора с яркой зеленою травою, среди которой местами растет мелкий кустарник; полевых цветов и здесь тоже великое множество, а также и несколько песчаных дорожек, ведущих с вершины горы к реке. На верхнем, правом берегу реки на горе построена каменная белая церковь, окруженная решетчатой оградой; от нее по обе стороны вдоль берега расположены избы крестьян, и вся эта постройка оканчивается (также одинаково по обеим сторонам) небольшими группами молодых деревцев. Перейдя весь луг, мы пошли нижним левым берегом реки, по песчаной дорожке к мостику, ведущему на мельницу. Мостик этот устроен из тонких бревен, положенных в длину по одной линии с рекою и находится над плотиною. Мы остановились посреди моста, чтобы посмотреть, как льется через плотину вода из речки в омут, находящийся на левой стороне и имеющий, как говорят, сажень 15 в глубину. Хотя вода падает с небольшой (аршина в 2) высоты, но, при падении в омут, очень сильно клубится совершенно белою пеной, и так шумит и клокочет, что даже не слышно слов. Я очень боялась идти по мостику, так как он имеет перила только слева, со стороны омута, а правая сторона, к реке, совсем ничем не огорожена; да и по бревнам проходить было очень неровно, неудобно, но, благодаря помощи Д.Д., прошла очень хорошо. Женя и Е.М. были здесь уже не один раз, еще до меня, поэтомы они не пошли с нами и остались на лугу, а мы с Д.Д. прошли с мостика, по этой же дорожке, далее к мельнице, построенной на правом, нижнем берегу реки. Перед входом в строение есть еще маленькая плотина, через которую также проложен переход, но уже не по мостику, а просто по одной широкой доске, и тоже с перилами по одну сторону, но и этот путь мы одолели и прошли в строение, где мельник нам рассказывал и указывал все устройство мельницы, но, к моему сожалению, я не могла увидеть, как работаюи жернова, потому что приехала раньше рабочей поры. С мельницы мы, в сопровождении мальчика, сына мельника, пошли на гору по такой ужасно крутой тропинке, что я едва-едва могла взойти, и все же с помощью Д.Д. Взойдя на самый верх горы, мы сели отдохнуть на краю обрыва, т.е. высокого берега реки. Виды с горы также были очень красивы: внизу протекала в разных извилистых ... ... за кустами – только что... ... прямо перед нами плотина, через которую мы переходили; по левые... ... вдали, лес с дорогою ... ... там же виднелся наш ... ... которых прогуливалась ... ...премаленькая; а несколько далее ... ... и Е.М., ... ... можно было видеть – все ... ... берегу, на нижнем, а на верхнем ... ... и село, а по склону горы ... ... дорожки к реке, которые я видела ... ... на одну... ... выбрав ее для обратного пути, чтобы ... ... крутизны, по которой мы ... ... мой совет и мы ... ... по отлогой тропинке ... ... перешли через луг, где нас ждала Женя, сели в шарабан ... ... домой."

Photobucket

"«Ситники», 1897 года.
Нынешним летом я собралась гостить в «Ситниках» в Июне. Прежде меня гостили там Аня и Женя ( дочери автора); они поехали 9-го Июня, с тем условием, что Аня прогостит 10 дней, а Женя останется до моего приезда. 20-го числа я отправилась на вокзал в 4-ом часу дня и встретилась там с Аней, только что приехавшей в Москву. По 2-му звонку мы с нею вместе взошли в вагон, я заняла место, но в вагоне было так жарко и душно, что у меня совершенно закружилась голова, тем более, что и с утра мне очень нездоровилось, и я совсем было решила остаться в Москве, но не осталась только потому, что обещала непременно приехать ко дню рождения Д.Д. и за мною хотели выслать лошадей на станцию; обмануть было бы очень невежливо, да и выходить из вагона было слишком поздно: 3-ий звонок и – поезд покатил в путь, предоставив мне жарится на солнышке у окна более 2-х часов сряду. Место в вагоне я выбрала ужасно неудобное; желая увидеть «Лавру», не доезжая до станции, я села у окна по левую сторону вагона, тут-то и попалась как раз на пыль и на солнце. Голова разболелась до невозможности, а пересесть было совершенно некуда, пассажиров было много и, на мое горе, никто не выходил на станциях. В Пушкине по нашему вагону прошли еще две новые путешественницы, несколько полная дама в светлом платье и большой модной шляпке, и очень молоденькая барышня-блондинка, в полу-длинном платье из шотландки, но не найдя свободного места, прошли дальше. Я подумала, что это была Ф.Ф. Васильева с дочкой (я знала, что они собирались ехать в это же время, но, боясь ошибиться, не решилась их остановить, да и не успела бы этого сделать: вокруг меня, (рядом и напротив), сидели такие «интересные кавалеры» в длинных сапогах и длиннейших ватерпруфах, да еще с большими узлами, что мимо их не скоро было можно пройдти. В Хотькове они все вышли, а я пересела к другому окну, на правую сторону; в это же время в вагон взошла опять та дама с барышней; я не ошиблась: это и в самом деле были Ф.Ф. со своей дочкой М.А. или Марусей, как ее называют в семействе. Барышня эта мне очень понравилась еще с первого взгляда, когда она проходила вагоном и мое первое впечатление было очень верно: она оказалась очень милой и внимательной; сейчас же помогла мне при выходе из вагона на платформу и даже взялась нести мой сверток, хотя мне это и было очень совестно; и после, при наших прогулках, помогала мне идти с горы или на гору. Мы все вместе доехали до Лавры; здесь нас ожидали две пролетки, каждая в пару лошадей. Ф.Ф. с дочкой сели в одну пролетку и уехали прежде меня, а в другой оставалось свободное место, назначенное еще для одной дамы, но она почему-то не приехала, так что мне приходилось ехать одной, но я, зная, что еще обещал быть Н.М.П. решилась остаться его подождать, думая при этом, что А.К. вероятно не поедет его встречать, когда узнает от Ф.Ф., что для него есть место в пролетке. Но, к сожалению, я не знала, в котором часу Н.М. будет на станции и прождала напрасно; пришел поезд в 8-м часу, а Н.М. все нет, и я все равно должна была ехать одна, потеряв понапрасну целых 2 часа или больше; и какая же тоска была оставаться одной на станции, так и сказать невозможно! А как я могла решиться ехать одна, зная, что приедет еще гость и есть свободное место; совсем не знала, как лучше поступить. По дороге в Вифанию встретился мне А.К.; он ехал в кабриолете встречать Н.М., который мог приехать лишь с 9-ти часовым поездом. В «Ситники» я приехала уже в 10-м часу вечера, были зажжены лампы и все сидели в столовой за чаем. Д.Д. повел меня смотреть все новости, какие у них появились в саду, а именно: качели, садовая мебель; потом новая беседка, совсем даже домик, в котором у них будут ночевать гости. Только он еще недостроен. Все это находится в новом саду: качели позади прежней беседки, за ними высокая белая колонка с флагом, на котором написано имя «Боря» очень большими, красными буквами; колонка эта поставлена в честь сынка Д.Д. и Н.П., родившегося 22-го декабря прошлого года. За этой колонкой и строится новый павильон. Из сада мы пришли в столовую, здесь меня ждала моя чашка с чаем. Вскоре после чаю приехали А.К. и Н.М.; потом подали закуску, но за столом сидели недолго, потому что с дороги были все усталые, в особенности я страшно хотела спать и за столом была какая-то полусонная. Все даже это заметили поэтому я, извинясь, ушла в свою «голубую» комнату раньше всех. На утро, 21-го числа, зато и проспала долго, за чаем никого уже не застала. Это был день рождения Д.Д. К обеду Женя и М.А. ходили в поле собирать букетики и поставили их перед каждым прибором в стаканчики, из которых потом пили шампанское. После обеда Д.Д. и оба молодые кавалеры (А.К. и Н.М.) отправились спать, а я с Ф.Ф. и нашими дочками ушли гулять в «Подсосенье», которое я описывала еще раньше. Разница в прогулках состояла лишь в том, что теперь я шла пешком и гуляли мы долее и дальше, чем тогда с Д.Д. Теперь мы проходили по всему селу, мимо церкви, потом ходили к купальне, а домой пришли той же самой дорогой, какою шли к реке. По возвращении домой, пили чай, потом я читала книгу, а после еще ходили в поле к 3-ом дубкам, вдвоем с Ф.Ф. Вечером, после ужина, пошли в сад, качались на качелях, освещенные разноцветными, бенгальскими огнями, которым занимались А.К., Н.М. и Женя. Был также и фейерверк, по окончании которого все отправились домой, там условились, что на утро пойдем к обедне в Подсосенье, на что я с удовольствием согласилась. Воскресенье, 22-го Июня. Сегодня 6 месяцев со дня рождения Борички, поэтому его собрались причастить. Меня разбудили в 7 ч. утра; к 9-ти часам мы все напились чаю и отправились в церковь таким порядком: Д.Д. с Боричкой и с няней – в пролетке; А.К. правил лошадьми; Н.П. и мы все (кроме Е.М.) пошли пешком через лес и пришли еще к началу службы. Церковь мне очень понравилась, хотя небольшая, но довольно поместительная. Прямо против дверей, как и всегда, находится холодная или «настоящая» церковь с небольшим, но красивым иконостасом в 2 яруса, а в трапезной, направо и налево – по приделу. После обедни был еще молебен, но мы не стояли, потому что надо было ехать домой. На обратном пути я села в пролетку с няней, Д.Д. и А.К. на козлах, а Н.П. со всеми пошли через лес. Придя домой, я начала записывать свое путешествие и писала все время до обеда, а что делали все другие – не знаю, не видела; только выходила смотреть, как поехали кататься на лошадях М.А. и А.К. Они прокатились до лесу и возвратились благополучно, но Жене катанье не удалось: седло перевернулось и она слетела на траву, а потом лошадь ни за что не хотела идти, а все поворачивала домой и вскоре все стали пить чай..."

Photobucket

"...Но, к счастью, мы все испугались совершенно напрасно: телеграмму прислал доктор (который собирался ехать вместе с нами), известить, чтобы его не ждали, что он приедет в имение на другой день. Прочтя телеграмму, Д.Д. успокоился и пошел нанимать коляску, потому что его экипаж был занят разными покупками для дома. Коляску взял с парой, четвероместную. Мы с Женей сели рядом, а Д.Д. поместился напротив нас на маленьком диванчике. Дорога от Лавры до Вифанской церкви шла хорошая, ровная, но за церковью, невдалеке от от выезда из Вифании, в поле, начались такие колеи и рытвины, что коляска то и дело качалась направо и налево и так сильно, что я ужасно боялась, как бы она совсем не опрокинулась, поэтому предложила всем лучше идти некоторое разстояние пешком; все были согласны, тем более, что тут случилась небольшая рощица и мы прошли по ней вместоо прогулки, пока началась более лучшая дорога, хотя и далее, местами, попадались такие неровности, что я при каждом толчке ахала и держалась за край коляски, а Д.Д. все смеялся надо мною, непривычной к деревенской дороге. Однако все эти колеи и толчки нисколько не могли помешать мне любоваться окрестными видами; некоторые из них были так хороши, что их хоть сейчас на полотно да в рамку. Особенно понравился мне пруд Гефсиманского скита; он является перед глазами как-то совсем неожиданно: все ехали какой-то рощицей, вдруг – большая открытая местность: прямо перед нами мост, а по обоим его сторонам пребольшой, овальный пруд. С правой стороны он нехорош, весь зарос тиной, но с левой вода совершенно чистая и берега с двух сторон окружены высокими густыми деревьями, а вдали, где кончается пруд, виднеется, среди зелени, белая каменная црековь, тоже скитская. В Вифании мне также понравились пруды, рощи и в особенности один домик недалеко от церкви. Налево от дороги есть большая зеленая полянка, окруженная с трех сторон строениями; по левой стороне идет белая каменная ограда церкви, по правой, против ограды несколько домов, а прямо посредине только один домик: серый с зеленою крышей, с мезонином и с террасой по лицевой стороне дома. Крыльцо находится посредине. От домика, с обеих сторон идет решетка зеленая с белыми столбиками, а за ней и за домом видны высокия деревья, сад или роща – не знаю. Д.Д. рассказывал нам, что они с Н.П. проезжали раз как-то в Вифанию говеть и жили несколько дней в одном из этих домов, именно в белом, на правой стороне. Далее, за Вифанией, дорога шла все полями; проезжали мимо деревень, переехали речку – границу между Моск. губ. и Влад. и вскоре поднялись на гору, откуда увидели вдали дом и другие строения в имении. Потом спустились опять под гору, проехали небольшим леском, а там через ручеек парком Е.П. и мимо ее сада и дома подъехали к крыльцу дома, где живет Д.Д. с семейством. На крыльце уже стояли и ожидали нас все обитатели дома, начиная с Н.П. и до слуги Ивана..."
Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments